Сын-наркоман: можно ли заложить блендер семь раз?

Вы когда-нибудь видели мужчину ростом под два метра, который весит меньше 50 килограммов? Руслан семь лет употребляет героин. Начал в юности. Вначале были марихуана, алкоголь, потом появился героин. 

В первое время мир с героином казался чрезвычайно ярким. Тем временем доза росла, чтобы почувствовать прежнее удовольствие, пришлось добавлять обезболивающие аптечные препараты, но даже после такого коктейля ощущения были как у обычного человека после чашки некрепкого кофе. Когда доза выросла в 12 раз (!) Руслана это не остановило. Отец отказался с ним общаться. Мать ещё какое-то время помогала, на что-то надеялась. Когда из дома пропали все более-менее ценные вещи и даже постельное бельё, она выгнала сына из дома. Ей не хватало сил вытаскивать сына из притонов, выкупать заложенные вещи. 

Первое время скитался по друзьям и знакомым. Друзья отвернулись, когда начал воровать и у них. А знакомые потихоньку перекочёвывали на кладбище…Жил в подвале под трубами теплотрассы на драном матраце, затащить его не было сил, хотя и очень боялся, что крысы загрызут. Он и другие «товарищи по кайфу» использовали один шприц — не было времени или денег идти в аптеку. Иногда не хватало даже на воду: чтобы развести героин, растапливали снег в ладонях. То время он и вспомнить чётко не может – все мысли были только об одном: где взять очередную дозу. 

На свой очередной день рождения проснулся с единственной мыслью: доза-доза-доза! С трудом выпросил телефон, позвонил матери: «Я умираю!». В семье договорились, если парень позвонит – бросать трубку. Мама согласилась на встречу, вместе они искали варианты лечения, а тем временем Руслан продолжал колоться. Попал в больницу с очередной передозировкой, там «откачали». 

После выхода из больницы, даже не заходя домой, он пошёл за очередной порцией. Из реабилитационного центра, где пробыл всего две недели – ушёл, решил, что с него достаточно, он выздоровел. Круг замкнулся… 

Ко мне пришёл в состоянии абстинентного синдрома, сказал: больше нет сил терпеть. Он рассказывал, как бежал по улице в мороз практически голый и по его ощущениям, если бы прекратил, с ним бы случилось что-то ужасное. Ему «просто надо переломаться»… Увы, пока Руслан не сделал выздоровление самым главным делом жизни, надеюсь, что у меня получится «развернуть его лодку» в правильном направлении. 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *